«Судно может ломаться – не ломается человек»
Сибиряки экспедиции Russian Ocean Way продолжат кругосветку после второй потери судна
«Судно может ломаться – не ломается человек» Катамаран Russian Ocean Way – TIONПомощь местных жителей при спуске катамарана на воду была совсем не лишнейСостояние баллонов катамарана из-за атак куки-каттеров внушало все большее опасениеБесконечный ремонтКупание в океане возможно, но только в штиль!В Порт Виле, столице Вануату, Евгения Ковалевского встретился… с вице-адмиралом русского флота В.М. ГоловнинымСпасательная операция продолжалась полтора часаСпасательная операция продолжалась полтора часаСпасательная операция продолжалась полтора часаСпасти катамаран не было возможности, уцелеть самим – такой была задача

Текст Анны Косихиной

Неудачи преследовали их… Волей-неволей вспоминаются строки из романа Вениамина Каверина «Два капитана». В марте этого года команда экспедиции Russian Ocean Way, поставившей себе целью пройти вокруг света на надувном тримаране, потеряла свое судно в Тихом океане. Об этих драматических событиях журнал Yacht Russia рассказал в номере 146. Но путешественникам улыбнулась фортуна – на острове Пасхи хранился российский катамаран TION, на котором они могли продолжить плавание. Однако удача переменчива, и вскоре средства массовой информации оповестили мир о том, что катамаран атаковали акулы, он затонул, но мореплаватели спасены. Вот как это было…

Новое судно

После потери тримарана в Тихом океане путешественники чувствовали себя скверно, однако мысль о том, что экспедицию можно – и нужно! – продолжить, поддерживала команду. Прилетев на остров Пасхи, Евгений Ковалевский первым делом встретился с Юлией Калюжной и внимательно осмотрел катамаран TION[1], все-таки он пролежал в гараже местного жителя около восьми лет! За это время любое плавательное средство может прийти в негодность, а уж надувное тем более. Три дня потребовалось руководителю экспедиции на то, чтобы только надуть баллоны. Но что в итоге? На катамаране можно продолжить плавание!

«Эта кругосветная экспедиция – завершение моего пути в экстремальном спорте. Поэтому закончить наше путешествие было для меня сложной и самой важной задачей в жизни. Я жил в мечте о кругосветной экспедиции 50 лет! Не продолжив плавание, я бы разрушил все свои цели и желания», – делится своими чувствами Евгений Ковалевский.

Конечно, катамаран требовал ремонта: тут бы подлатать, тут немного изменить, а здесь что-то и заменить… Однако неотложный ремонт можно было сделать на острове Пасхи, в том числе из-за серьезных проблем с финансами, а другие ремонтные работы провести по мере прохождения оставшейся нитки маршрута. Так и поступили. Евгений созвонился со Станиславом Березкиным и рассказал о состоянии катамарана. В тот момент Станислав находился в Чили, где предстояло закупить необходимое оборудование.

«Транцы и рулевые устройства из алюминия надо менять на сталь. Стальные узлы разбивают алюминиевые в океане. То, что работает в спокойной пресной воде, в океане умирает из-за огромных циклических нагрузок и солености», – говорил Евгений.

Станислав потратил несколько дней на то, чтобы найти нужные детали для нового судна, отправился на остров Пасхи. Там его с объятиями встретили Евгений и руководитель берегового штаба экспедиции Юлия Калюжная. И пускай катамаран TION меньше их потерянного тримарана – с длиной 9 метров и шириной 4,3 метра, но главное – экспедиция будет продолжена! И нет таких преград на их пути, которые они не смогут преодолеть!

Выход в океан путешественники назначили на конец апреля, что означало: подготовкой катамарана предстояло заниматься каждый день с утра до вечера.

Основной каркас они собрали довольно быстро: вставили в надутые баллоны стрингеры – трубы диаметром 50 мм из алюминиевого сплава, положили девять поперечных балок диаметром 90 мм. Поначалу путешественники столкнулись с отсутствием 50 болтов для крепления труб между собой. На острове Рапа-Нуи найти их было либо непросто, либо вообще невозможно. Однако нужные болты каким-то чудом нашлись.

Закрепив раму, Евгений и Станислав установили шверт. Потом начали натягивать трамплин – сетчато-тканевую палубу. Это под палаткой ткань непромокаемая, а за ее пределами – сетка. И опять засада: трамплин крепится к раме веревкой через люверсы на ткани, а те практически все корродировали. Но и с этим справились – заменили.

Проверили фалы, ванты – в целом все в порядке. Далее установка мачты, палатки, мотора, рулевого устройства…

«Этот катамаран создавался при мне в 2014 году, а в 2015 году я даже хотел присоединиться к его команде для дальнего плавания. Не вышло. В 2016 году мы вновь хотели отправиться в путь, однако в этот раз не смогли уже другие участники. И тогда я про этот катамаран совсем забыл», – вспоминает Станислав Березкин.

В Австралии путешественники собирались заменить баллоны катамарана. Они не дошли до нее 400 миль…

По Тихому

Все, можно выходить в океан. На борту Евгений Ковалевский, Станислав Березкин и два временных члена экипажа – чилиец Калеб Хара Гарате и россиянин Андрей Черепанов.

Поначалу все шло хорошо, но после пяти дней пути по Тихому океану катамаран Russian Ocean Way – TION начал терять управление. Снова неполадки с рулями – на тримаране были и вот теперь на катамаране! Но это не выбило экипаж из колеи, ведь опыт, что делать в подобных случаях, у Евгения и Станислава имелся. Их новые товарищи тоже не подвели.

«Я был рад стать участником такого необычного плавания, мне вообще нравится экстрим. Поэтому я не растерялся, тем более что мне всегда говорили, что делать и чем помочь», – рассказывает Калеб.

Утром экипаж приступил к делу: в нижней части пера руля Евгений сделал петлю, от нее на левый баллон вывел веревки и через балку отжимал перо влево. Андрей Черепанов выполнял не менее важную задачу – отжимал вправо низ пера через алюминиевую трубу. Калеб с помощью рычага двигал перо вверх-вниз. Самая сложная задача была у капитана Березкина: поставить рулевую коробку на два болта и затем загнать ось.

Ремонт завершился безоговорочной победой над обстоятельствами. И все же команда решила перестраховаться и зайти не на остров Нуку-Хива, как планировалось, а поближе – на остров Мангарева.

Ну а далее Таити, острова Фиджи и переход до Австралии, что ознаменует успешное покорение Тихого океана.

Предвестники беды

Куки-каттеры, они же светящиеся, они же сигарные – это маленькие глубоководные акулы. Обитают куки-каттеры в тропической зоне вблизи экватора и считаются самыми жестокими океанскими обитателями, нападая на крупных тунцов, дельфинов, китов. При нападении они впиваются в жертву, вонзая в нее пилообразные зубы, потом делают резкое движение хвостом и вырывают кусок мяса диаметром около пяти сантиметров. Часто покалеченные рыбы после этого погибают из-за потери крови и невозможности регенерации.

«Укусы куки-каттеров легко отличить, они оставляют на теле жертв овальный вырез», – поясняет Юлия Калюжная.

Таких «овальных вырезов» на баллонах катамарана были десятки, но лишь некоторые были глубокими. На островах Фиджи путешественники легко заклеили их заплатками.

«Видимо, куки-каттеры путают надувной баллон с телом потенциальной жертвы, вот и впиваются, и рвут… Мы, конечно, знали, что атаки этих акул могут представлять опасность, но не думали, что для тримарана или катамарана такие укусы будут критичными», – говорит Станислав Березкин.

Было решено пополнить запас заплаток, чтобы прямо в океане решать проблему с пробоинами из-за укусов куки-каттеров. Все равно в Австралии менять баллоны, так что и переживать не о чем.

В путь они вышли втроем: Евгений, Станислав и француз Винсент Этьен.

Потеря катамарана

На отрезке от острова Эфате архипелага Вануату до Австралии нападения акул участились. Да, в Коралловом море много рифов, именно там можно ждать куки-каттеров, но никто не предполагал, что их нападения будут столь яростными и массовыми.

«Мы их толком и не видели, ведь куки-каттеры нападают ночью. Причем на поверхности не показываются. Мы узнавали об их укусах, когда потихоньку начинал спускать баллон», – рассказывает Станислав.

Вечером 3 сентября Евгений Ковалевский зашел на вахту. Уже в 23:45 он разбудил Станислава, потому что понял: с катамараном что-то не так.

– Стас, у нас баллон пробит!

– Где?

– Смотри, корма в воде, баллон мешком.

Надо было действовать, и немедля. Станислав достал насос и стал накачивать кормовую секцию. Баллон немного приподнялся. Теперь накачать вторую секцию… И это сделано, но кормовая опять сдувается.

«Мы решили ждать утра и каждый час подкачивать вторую секцию – переборка между секциями уже не держит воздух, и он будет перетекать в корму», – рассказывает Ковалевский.

Через полчаса вахтенному вновь пришлось разбудить Станислава. Баллон «мотыляло» из стороны в сторону, и потому Евгений предложил «срубить» грот. Капитан дал добро. Спустили парус. Скорость катамарана упала. Катамаран стал вести себя спокойнее.

В 7 утра следующего дня экипаж принялся за работу. Станислав надел спасжилет, страховку. Евгений и Винсент приготовили заплаты. Но сначала надо найти дыру… На это ушло полчаса.

 «Винсент накачивал пробитую секцию. В какой момент мы увидели в воде у борта пузыри…» – описывает действия команды Ковалевский.

Станислав прыгнул за борт, нащупал отверстие. Да, типичный разрез от зубов куки-каттеров. Капитан вновь и вновь пытался приладить заплату, но волны не позволяли это сделать, избивая его и накрывая с головой.

Через час стало понятно – нужно думать над другим вариантом. Путешественники достали майларовый «дутик», его можно засунуть в пробитую секцию. Сделали разрез на верхней части баллона. Станислав засунул «дутик» внутрь, что было непросто, так как корма с аварийной стороны погружена в воду. Винсент стал надувать «дутик», и корма всплыла. Это значит, можно идти дальше!

«Я был в шоке от происходящего. Не паниковал, но вместе с тем было понимание, что ситуация экстренная, и через минуту или час все может измениться. И тогда придется спасаться», – рассказывает Винсент Этьен.

Прошло несколько часов – в тревогах и решениях, что делать. Каждый из путешественников предлагал свой план действий, чтобы удержать катамаран на плаву и все-таки дойти до Австралии. Сошлись на том, что для начала в пробоину надо вставить металлическую заплату. Справились за полчаса.

В 12:00 стали надувать «дутик», но баллон не поднимался. И вдруг – пузыри! Резко, словно ударом по голове: «дутик» не выдержал манипуляций и разорвался.

Тут же новое решение – засунуть в пробитую секцию два или три надувных катка, предназначенных для вытаскивания катамарана на берег. Справились за час.

Теперь максимально разгрузить левый борт. Все тяжелые вещи сдвинули вправо.

Звонок Юлии Калюжной: «Юля, если за восемь дней не будет нападений акул, мы дойдем до Австралии, мы продержимся. Но будь начеку, пожалуйста, и телефон не отключай».

Впереди было 580 миль нервов, неизвестности и страха из-за непредсказуемого поведения катамарана. Все думали об одном: сумеют ли они дойти до земли? Режим – аварийный. Левая корма – в воде. Левого руля нет – только правый. Травит переборка между третьей и кормовой секциями. Третью секцию приходится подкачивать каждые 3–4 часа. Ход замедлился до 3–5 узлов.

Гнетущие мысли не давали мореплавателям спать. Потому что любая высокая волна с легкостью погубит катамаран. Нет, конечно, катамаран не затонет сразу, и еще у них есть вода и еда дней на десять…

Днем 5 сентября Станислав Березкин предложил ввести ограничения на еду и воду: питание два раза в день, также два раза в день можно выпить кофе.

Они медленно продвигались к цели. И дошли бы до нее, если бы не очередное, уже роковое нападение акул. В ночь с 5 на 6 сентября куки-каттеры оставили еще около десятка пробоин, некоторые из которых на корме правого баллона. Она начала погружаться в воду.

Шансов дотянуть до утра не было. Путешественники приняли решение активировать спасательный буй. «Юля, мы тонем», – первая фраза, которую сказал Евгений Ковалевский по спутниковой связи.

Юлии была готова к плохому исходу событий. Спасательная служба Австралии направила к путешественникам панамский сухогруз Dugong Ace. Он подошел к катамарану через 40 минут.

Мореплаватели собрали вещи, которые собирались взять с собой.

Спасательная операция продолжалась полтора часа.

Катамаран тем временем неспешно уходил под воду. Однако путешественники не стали свидетелями трагедии погружения судна в пучину – капитану корабля нужно было торопиться.

Снова в строю

Сначала потеря тримарана, теперь катамарана… Путешественники признаются, что пережить вторую спасательную операцию было легче. На этот раз кругосветчики находились в критической ситуации довольно долго и рассматривали разные варианты развития событий, тогда как в первом случае поломка рулевого устройства произошла внезапно и застала мореплавателей врасплох. Поэтому в заявлении Австралийского управления морской безопасности (AMSA) указано: «Путешественники были собраны и спокойны, четко выполняли нужные действия».

Как бы то ни было, путешественники вновь лишились своего судна. Значит – что? Значит, предстоит искать новое.

Только уже не надувное.

«Наш опыт показал: пока что надувных средств для кругосветных путешествий не создано. Поэтому мы будем искать обычную яхту с твердым корпусом, чтобы закончить нашу экспедицию и реализовать те цели, которые мы ставили перед собой два года назад», – говорит Евгений Ковалевский.

Винсент Этьен остался в Австралии, как то и планировалось изначально. А Станислав и Евгений сразу после прибытия в Брисбен начали обсуждать варианты приобретения нового судна. Для оказания им помощи в Австралию прилетела Юлия Калюжная. Поиски, согласования дальнейших планов и вот… заявление путешественников: «Мы готовы к завершающей части нашего маршрута!»

Опубликовано в журнале YACHT Russia №11-12 (149), 2023 г.

[1] О плавании надувного катамарана TION мы рассказали в журнале Yacht Russia № 72 / 2015 г.

Популярное
Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Снежные паруса. Секреты зимнего виндсерфинга

Мороз, ветер, поземка. Случалось ли вам видеть парусные гонки в такую погоду? По белой равнине, поднимая снежную пыль, летят десятки разноцветных крыльев...

Очень опасный кораблик
Что такое физалия, и почему ее надо бояться
Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Мурены: потенциально опасны
Предрассудки, связанные с ложными представлениями о муренах, стали причиной повсеместного истребления их в Средиземноморье. Но так ли уж они опасны?
Навигация на пальцах
Звездные ночи в море не только невероятно красивы – яхтсмены могут (и должны) использовать ночное небо для навигации. Чтобы точно знать свое положение, порой можно обойтись без компаса или секстанта
Мотосейлер. Нестареющая концепция

Объемные очертания, надежная рубка и много лошадиных сил – вот что отличает мотосейлер от других яхт. Когда-то весьма популярные, сегодня они занимают на яхтенном рынке лишь узкую нишу. Собственно, почему?

Мыс Горн. 400 лет испытаний

«Если вы знаете историю, если вы любите корабли, то слова «обогнуть мыс Горн» имеют для вас особое значение».
Сэр Питер Блейк

Блуждающие огни

Каждый яхтсмен должен быть «на ты» с навигационными огнями – судовыми и судоходными. Но есть огни, которые «живут» сами по себе, они сами выбирают время посещения вашего судна, а могут никогда не появиться на нем. Вы ничего не в силах сделать с ними, кроме одного – вы можете о них знать. Это огни Святого Эльма и шаровая молния.

Питер Блейк. Легенда на все времена

Питер Блейк… Он вошел в историю не только как талантливый яхтсмен, но и как признанный лидер, ставший «лицом» целой страны Новой Зеландии, показавший, что значит истинная забота и настоящая ответственность: на самом пике спортивной он оставил гонки и поднял парус во имя защиты Мирового океана – того океана, который он так сильно любил