Кирстен Нойшефер: «Никогда не говори никогда»
Кирстен Нойшефер вошла в историю парусного спорта, став первой женщиной, выигравшей одиночную кругосветную гонку. Мы подготовили небольшое интервью с ней. Это оказалось несложно сделать, так как Кирстен оказалась очень контактным человеком
Кирстен Нойшефер: «Никогда не говори никогда» Триумфальный финиш в Ле-Сабль-д’ОлонПобедителю регаты Golden Globe Race аплодируют стояТапио Лехтинен и его спасительница: «Ну, за здоровье!»

Беседовали Татьяна Покорны и Артур Гроховский

Y.R.: Кирстен, вы рады вновь вернуться на сушу? После восьми месяцев одиночества вокруг вас теперь большая шумиха в СМИ, но на самом деле вы не очень любите быть в центре внимания, не так ли? Не было ли, часом, мысли развернуться и вновь вернуться в море?

Кирстен Нойшефер: Да, были моменты, когда думала, что будет трудно вернуться на берег, потому что я помнила, как это было в Ле-Сабле на старте. На самом деле это не совсем мое – находиться в центре внимания и быть окруженной таким большим количеством людей. С другой стороны, люди в Ле-Сабль-д'Олон настолько восторженны и увлечены, что я не хочу никого разочаровывать. Они так полны энергии и настойчивости, желая приветствовать вас, что вы должны чувствовать себя польщенными. Однако теперь я вернулась на сушу и за два прошедших дня спала в общей сложности всего шесть часов, так что начинаю замечать, что усталость настигает меня. Но все равно все это очень… красиво. Приехали моя мама, мой дядя и друзья, и, конечно, я очень рада этому. А такие мелочи, как горячий круассан или свежие овощи, просто прекрасны.

Y.R.: Когда вы финишировали, у вас в руке уже была большая вазочка с мороженым. Вы скучали по нему больше всего?

К.Н.: Я просто обожаю мороженое, и все это знают. Эта незначительная подробность теперь как бы зажила своей жизнью, и я просто подыгрываю ей. Когда меня спрашивают, на что я больше всего настроена после кругосветного путешествия, я отвечаю: «На мороженое». Как результат прежде чем я сошла на берег, мне уже подарили мороженое.

Y.R.: Вы проехали на велосипеде из Европы до Южной Африки несколько лет назад, да и Golden Globe Race тоже не самое безопасное мероприятие… А есть ли на свете что-то, чего вы на самом деле боитесь?

К.Н. (на несколько секунд задумывается): Сейчас даже сообразить не могу. Но думаю, что если что-то действительно опасное будет рядом, то уверена, что испугаюсь, а это как раз то, что нужно, чтобы выжить. Но я никогда не пугаюсь, когда издалека думаю о чем-то, что может быть опасным.

Y.R.: Вообще ничего? Нет ли страха перед пауками, клаустрофобии, боязни высоты?

К.Н.: Ну что-то есть. Я, например, не люблю ходить к врачу. Я боюсь даже небольшого укола. Скальпели, иглы и врачи – меня все это очень страшит!

Y.R.: На пресс-конференции вы сказали, что читали книгу Тапио Лехтинена во время гонки, причем по-фински. Как получилось, что вы говорите на этом довольно экзотическом языке?

К.Н.: Когда мне было 19 лет, я переехала в Финляндию на два года, чтобы дрессировать ездовых собак. В то время я была очень заинтересована в этом языке, и я довольно быстро смогла научиться свободно говорить на нем. Сегодня, 18 лет спустя, все немного медленнее, но у меня было много времени в пути.

Y.R.: После аварии в Индийском океане Тапио Лехтинена спас человек, говорящий по-фински. Он, наверное, был вдвойне доволен. Как, с вашей точки зрения, прошла спасательная операция?

К.Н.: Тапио находился примерно в 110 морских милях от меня, когда я услышала призыв о помощи. Я простояла у штурвала всю ночь, а утром, вскоре после восхода солнца, нашла его, хотя сначала изнервничалась, поняв, как это трудно – заметить спасательный плот в бурном море. Тапио был на радиосвязи и видел меня, но я не видела его. Он направил меня прямо к себе, давая команды типа: «Лево руля», «Правее» и так далее. После того как я взяла его на борт, первое, что мы сделали, это выпили по глотку рома. Он был счастлив, что наконец-то перебрался со своего маленького плота. В дополнение к самому факту успешного спасения для меня было ценным опытом увидеть, насколько легко Тапио справился с этой ситуацией.

Y.R.: Вы когда-нибудь беспокоились о себе или лодке во время гонки?

К.Н.: Нет, я научилась идти по жизни с уверенностью. Во время поездки на велосипеде по Африке меня могли убить, я могла умереть от жажды в пустыне или от малярии, но я не думала об этом и верила, что все закончится благополучно. Вот и во время этой гонки я ни разу не подумала, что все может обернуться плохо. Но должна сказать, что мне очень везло. Мне не довелось иметь дело с чудовищными штормами, как Яну-Герберту Джонсу, которого в итоге пришлось спасать с его разбитой яхты в Южной Атлантике.

Y.R.: Был ли такой момент во время вашего плавания, когда вас все же посещали сомнения?

К.Н.: Это случилось в штилевых широтах. Я стала задаваться вопросом: почему я так поступаю с собой? Ответ напрашивался, и был он очень простым: я оказалась там, где я есть, потому что очень этого хотела. К счастью, я люблю плавать, меня это всегда выручает. Я прыгнула в море и отплыла на небольшое расстояние от яхты, а вернувшись на борт, встряхнулась и отогнала все сомнения. Именно «конские широты» на обратном пути были самыми тяжелыми для меня.

Y.R.: Где вам пришлось столкнуться с самыми суровыми погодными условиями?

К.Н.:  Это было у мыса Горн. Мы все получили серьезное штормовое предупреждение и совет двигаться на север. Я последовала совету Робина Нокс-Джонстона и вытравила за корму концы. После этого заползла под палубу и задраила все люки. Авторулевой продолжал рулить, это успокаивало. Плюс была вера в Бога. Но опять же замечу, что я ни разу не получала по загривку так сильно, как Ян или Томи, им было много труднее в условиях гораздо худших.

Y.R.: Как вы боролись с поломками?

К.Н.: Честно? Был только один серьезный случай, когда большая волна ударила в корму, сломав кронштейн гидрогенератора и, таким образом, поставив под угрозу мой «зеленый» источник питания. Это была сложная задача, но я с ней справилась и даже получила от этого удовольствие. У многих гонщиков возникли проблемы с авторулевыми, но мой Hydrovane работал безупречно, хотя я прошла с ним 15 000 морских миль еще до гонки. Были небольшие технические вопросы, но я их быстро решила. Так что на борту не оказалось ничего, чего я не смогла бы исправить с помощью кабельных стяжек или липкой ленты.

Y.R.: Какой совет вы бы дали морякам, которые хотят подготовить свою лодку к такому дальнему плаванию?

К.Н.: С моей точки зрения, 80 процентов успеха в гонке – выйти на старт хорошо подготовленным. При этом в ходе подготовки нужно как можно больше работать самому, своими руками, чтобы знать каждый уголок, каждый винт и гайку на борту, только в этом случае вы сможете провести качественный ремонт в море. И конечно же, важно заранее знать, как поведет себя яхта в разных погодных условиях. Я поступила следующим образом: сначала прошла из Канады в Южную Африку, потом направилась во Францию, и это стало идеальным испытанием для лодки и для меня, мы узнали друг друга, а я к тому же поняла, что и где могу еще улучшить.

Y.R.: Вы взяли с собой на борт фотографии и книги, чтобы отвлечься, если ситуация станет непростой. Что еще помогало вам сохранять позитивный настрой?

К.Н.: Как я уже сказала, плавание мое было приятным, каких-то особых сложностей не было. Хотя, конечно, всегда есть препятствия, которые нужно преодолеть. Скажем, в Южном океане корпус яхты облепили ракушки. От них следовало избавиться, но появилось несколько маленьких акул, а за ними я предпочитаю наблюдать с лодки, да и вода была холодная. Но ракушек становилось все больше, по ночам мне даже стали сниться похожие на них маленькие звери, и однажды утром я собралась с духом… и нырнула. Три погружения длились восемь часов. И я справилась! Такие успехи поднимают настроение.

Y.R.: Как вы определяли курс без современных инструментов? И всегда ли вы принимали правильные решения?

К.Н.: Вниз по Атлантике я шла «на ощупь», потому что знала, чего можно ожидать. В Южном океане, честно говоря, не нужно часто заниматься прокладкой маршрута, потому что вы все время идете полным курсом. Но все усложнилось, когда яхта пошла по Атлантике вверх. Я придерживалась рекомендаций труда «Мировые океанские маршруты», в котором предлагается восточный курс. Но чем дальше я продвигалась на восток, тем больше начинала сомневаться, пока наконец не повернула на север… и застряла в «конских широтах» на четыре-пять дней. Маршруты на март и апрель очень разные, поэтому я на несколько дней опоздала с прибытием в точку, где хотела пересечь экватор. Это могло стоить мне гонки, но в этом и заключается ее суть: никакой информации извне, все зависит от вашего опыта, интуиции и имеющейся литературы, ну и еще вам либо повезет, либо нет.

Y.R.: Вы стали примером для многих яхтсменов и искателей приключений. А кто вдохновил вас?

К.Н.: У меня никогда не было образца для подражания. Хотя… Если и был человек, с которым я хотела бы встретиться, то это Нельсон Мандела. Я люблю Южную Африку такой, какая она есть сегодня, а без него она была бы совсем другой – без равенства между женщинами и мужчинами, с апартеидом. Ради этого он жертвовал собой, перенес тюремное заключение и пытки. Этим человеком я восхищаюсь.

Y.R.: Вы планируете очередную атаку на рекорд кругосветного плавания или участие в очередной офшорной регате? На ум поневоле приходит Vendee Globe…

К.Н.: Я придерживаюсь поговорки: «Никогда не говори никогда». На данный момент я не планирую этого делать. По натуре я совсем не борец. Мне больше нравятся вызовы, в которых я должна найти свои сильные стороны. Я предпочитаю делать что-то подобное в одиночку, вот как, например, мой велосипедный тур по Африке. Задача состоит в том, чтобы противостоять стихиям природы и превзойти свои собственные слабости, а не соревноваться с другими людьми. Я приняла участие в Golden Globe Race с огромным энтузиазмом, но не уверена, что Vendee Globe мне подходит, ведь это будет явным шагом к прямой конкурентной борьбе. Хотя кто знает, может быть, сейчас я полгода не буду ходить в море, а потом вдруг нагуляю аппетит?

Y.R.: Так что нам ждать от вас в ближайшие несколько месяцев?

К.Н.: Я хотела бы вернуться в Южную Африку и увидеть свою семью, особенно моего отца и моих собак, встречи с которыми я с нетерпением жду. У меня есть уголок, который для меня как рай, это побережье бывшего Транскея. Нет ничего лучше, чем нескольких дней провести на этом дикому берегу с моими собаками. Кемпинг с кострами под звездами – это великолепно!

Рекорды Кирстен Нойшефер
* Лучшая средняя скорость за 4 часа (за последние 7 дней регаты)…7,66 узла, 21 апреля
* Лучшая средняя скорость за 4 часа (за последние 30 дней регаты)…7,66 узла, 21 апреля
* Лучшая средняя скорость за четыре часа (за все время регаты…9,80 узла, 25 ноября
* Лучший суточный переход (за последние 7 дней регаты)…173,2 мили, 20 апреля
* Лучший суточный переход (за последние 30 дней регаты)…173,2 мили, 20 апреля
* Лучший суточный переход (за все время регаты)…218,9 мили, 25 ноября
* Лучший недельный переход (за последние 30 дней регаты)…1060,19 миль, 14 апреля
* Лучший суточный переход (за все время регаты)…1216,2 мили, 2 февраля

Опубликовано в YACHT Russia №7-8 (147), 2023 г.

Популярное
Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Снежные паруса. Секреты зимнего виндсерфинга

Мороз, ветер, поземка. Случалось ли вам видеть парусные гонки в такую погоду? По белой равнине, поднимая снежную пыль, летят десятки разноцветных крыльев...

Очень опасный кораблик
Что такое физалия, и почему ее надо бояться
Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Мурены: потенциально опасны
Предрассудки, связанные с ложными представлениями о муренах, стали причиной повсеместного истребления их в Средиземноморье. Но так ли уж они опасны?
Навигация на пальцах
Звездные ночи в море не только невероятно красивы – яхтсмены могут (и должны) использовать ночное небо для навигации. Чтобы точно знать свое положение, порой можно обойтись без компаса или секстанта
Мотосейлер. Нестареющая концепция

Объемные очертания, надежная рубка и много лошадиных сил – вот что отличает мотосейлер от других яхт. Когда-то весьма популярные, сегодня они занимают на яхтенном рынке лишь узкую нишу. Собственно, почему?

Мыс Горн. 400 лет испытаний

«Если вы знаете историю, если вы любите корабли, то слова «обогнуть мыс Горн» имеют для вас особое значение».
Сэр Питер Блейк

Блуждающие огни

Каждый яхтсмен должен быть «на ты» с навигационными огнями – судовыми и судоходными. Но есть огни, которые «живут» сами по себе, они сами выбирают время посещения вашего судна, а могут никогда не появиться на нем. Вы ничего не в силах сделать с ними, кроме одного – вы можете о них знать. Это огни Святого Эльма и шаровая молния.

Питер Блейк. Легенда на все времена

Питер Блейк… Он вошел в историю не только как талантливый яхтсмен, но и как признанный лидер, ставший «лицом» целой страны Новой Зеландии, показавший, что значит истинная забота и настоящая ответственность: на самом пике спортивной он оставил гонки и поднял парус во имя защиты Мирового океана – того океана, который он так сильно любил